Оставайтесь   снами

Дороги  и  книги

Заповедей немного.

Двигаться.

Доверять только своим глазам.

Стараться, чтобы в кадр не попадали случайные прохожие.

Рифмовать книгу и место.

25.11.2015 21:46:54

Что ближе


«Только однажды Кант замедлил педантично размеренный шаг на своей «философской тропе». В тот раз с ним прогуливался Иосиф Грин. Был солнечный осенний день, один из тех, в которые человек становится «старше, но светлее умом». Певчие птицы (по словам Канта, единственная радость, доставляемая ему природой) уже улетели в южные края. Кант, несмотря на солнце, был в сумрачном расположении духа.

Они проходили мимо Кафедрального собора, мимо университетской усыпальницы, где Канта похоронят через двадцать лет. Очевидно, в собор Кант заходил нечасто: его представления о «зодчем Вселенной» мало совпадали с каноническими. Иосиф Грин писал своему брату: «Вдруг, почти миновав собор, он застыл на месте и сделал знак рукой: «Слышите?» В соборе пели дети. Они исполняли что-то вроде «Es ist das Heil uns kommen her», вероятно, репетируя воскресную мессу. Эхо их пения порождало в осеннем воздухе Кнайпхофа какую-то недосягаемую грёзу. Когда Кант обернулся ко мне, его губы дрожали. Я никогда не видел его в таком смятении, хотя и длящемся всего несколько секунд. Он спросил: «Что ближе к истине? Все мои мудрствования и труды — или эти голоса?»

Книга: Отто Шёндерфер. Галантный магистр

Место: остров Кнайпхоф, Кенигсберг 

соборы, Кениг, Кант, осень

23.11.2015 01:20:00

Hie et nunc


«Это о тех, кто не живут и достойны лишь того, что на них «взгляни — и мимо»; это живущие привычно, удобно, из страха не действующие и надеющиеся... Есть два психологических механизма, которые закрывают от нас реальный мир. Механизм страха, то есть боязнь увидеть правду, и механизм надежды на то, что все изменится и мир завтра будет лучше. Но реальный мир — лишь тот, который есть сейчас, теперь и полностью, и этой полноты нельзя бояться; если боишься — мира не увидишь. Как говорили латиняне: hie et nunc — здесь и теперь. И в этом мире невозможна вчерашняя добродетель (греки говорили, что на вчерашней добродетели нельзя пристроиться спать); ничего нельзя перекладывать на завтра. Если... начать двигаться, то эта точка — hie et nunc...  закрывает нам прошлое, на которое мы могли бы опереться, закрывает нам будущее, говоря: нет, сейчас, на завтра переложить нельзя». 

Книга: Мераб Мамардашвили. Лекции о Прусте 

Место: планета Земля. Средства передвижения